Ankündigung

Einklappen
Keine Ankündigung bisher.

Вячеслав Лантушко - Я утверждаю или философия изначальной радости жизни

Einklappen
X
  • Filter
  • Zeit
  • Anzeigen
Alles löschen
neue Beiträge

  • Вячеслав Лантушко - Я утверждаю или философия изначальной радости жизни

    Вячеслав Лантушко


    Я утверждаю
    или
    философия изначальной радости жизни

    Подтверждение жизни даже в самых непостижимых и суровых ее проблемах; воля к жизни, ликующая в жертве своими высшими типами собственной неисчерпаемости, – вот что назвал я дионисийским, вот в чем угадал я мост к психологии трагического поэта. Не для того, чтобы освободиться от ужаса и сострадания, не для того, чтобы очиститься от опасного аффекта бурным его разряжением – так понимал это Аристотель, – а для того, чтобы, наперекор ужасу и состраданию, быть самому вечной радостью становления, – той радостью, которая заключает в себе также и радость уничтожения…
    Фридрих Ницше

    Ницшеведение

    В феврале 1894 года вместе с основанием Элизабет Фестер-Ницше, сестрой философа, Ницше-архива, берет свое начало ницшеведение, одно из основных направлений европейской философской мысли. Философия Ницше прошла путь от непризнания и полного равнодушия среди современников до признанного гения германского духа в начале и 30-х/40-х годов двадцатого века и через послевоенную переоценку наследия Ницше к современному пониманию Ницше как одного из величайших европейских мыслителей. Радует, что во многих странах есть ницшеанские общества и кружки, а также и серьезные университетские проекты, посвященные исследованию философии Фридриха Ницше, и особенно радуют инициативы на родине философа, в Германии, это и несколько ницшеанских семинарских групп при университетах, мне особенно понравился мюнхенский «Nietzsche-Forum», где регулярно проводятся собрание и конкурсы литературно-философских работ, и особенного внимания заслуживает проект «Nietzsche-Kommentar» (руководитель – профессор Андреас Урс Зоммер) при гейдельбергской академии наук.
    В России надо отметить просветительскую деятельность Дмитрия Фьюче и его сайт-библиотеку Nietzsche.ru и деятельность издательства «Культурная революция» издавшего на русском языке полное собрание сочинений Ницше включая письма и посмертное наследие. Очень интересен проект Валерия Садовникова «Ницше-семинар» при Институте Философии СПбГУ, жаль только, что семинар прододится только раз в год, в «Дни философии Санкт-Петербурга».
    В США действует «North American Nietzsche Society», а в Великобритании «Friedrich Nietzsche Society», англичане регулярно проводят конференции и выпускают «Журнал ницшеанских исследований».
    Вот таким предстает перед нами современное ницшеведение, и я думаю, что «Ницшеанские мистерии» внесут также существенный вклад в исследование философии Ницше, а также в просветительскую деятельность.

    Аффирмативная философия
    Итак, мое видение Ницше. Прежде всего, я вижу философию Ницше как аффирмативную, утверждающую философию открывающуяся нам через ницшевскую интерпретацию греков и античности в целом. Ницше писал о себе, что он является последним учеником бога-Диониса и даже «знающим» наравне с Эсхилом и Софоклом – древнегреческими трагиками, из этого знания Ницше создает собственную философию. Это знание можно обозначить как трагическая мудрость бога-Диониса, который подобно людям тоже философствует.
    Аффирмативность философии Ницше наиболее ярко и полно открывается нам через Ja-Sagen (Да-сказание), когда Ницше говорит, что хотел бы во всем вместе взятом быть утвердителем, и отстраняться от всего делающего «Нет» необходимым. Я думаю, что философия Ницше начинается с Ja-Sagen, Да-сказание жизни и реальности, и заканчивается Вечным Возвращением того же самого, к тому же Вечное Возвращение является для нас дополнительным «Да», дополнительным подтвеждением жизни. С помощью Ja-Sagen, Да-сказания можно понимать подземные, дионисийские смыслы текстов и афоризмов Ницше, но при этом Да-сказание является только одним из многих проявлений трагической мудрости…
    Интерпретирую Да-сказание, надо понимать, что Ницше утверждает также и Нет, то есть разрушение и уничтожение. Трагическая мудрость вообще говорит нам, что Да и Нет могут существовать одновременно и в этом единстве созидания и уничтожения Ницше видит сущность Природы и Становления. Вся философия Ницше, каждый его текст, каждый афоризм пронизаны амбивалентным единством Да и Нет, и в этом может скрываться сложность для восприятия Ницше, для тех, кто привык к логическому оптимизму силлогизмов. И тем не менее познавший трагическую мудрость, может узреть самого бога-Диониса в ницшевских философских дифирамбах, а также иррациональную, вплоть до безумия, волю к жизнеутверждению!
    Я считаю, что интерпретации Ницше, видящие в нем только критика современности и эдакого нигилиста, в основе своей однобоки и более того, такие интерпретации заводят нас в лабиринт философии Ницше и обрекают нас на блуждание в лабиринте без «нити Ариадны». Благополучно пройти лабиринт помогает нам понимание Ницше как жизнеутвердителя, черпающего вдохновение из трагической мудрости, противостоящей всевозможным разновидностям нигилизма, будь-то христианство и его потусторонники, или какая-либо жизнеотрицающая метафизика, или пессимистические философии.
    Таким образом можно повторить вслед за Ницше: «Да тому, что усиливает, Нет тому, что ослабляет»

    Принцип противооценки
    или
    Переворачивание всех прежних высших ценностей
    Вторая сторона философии Ницше заключается в радикальном переворачивании и опрокидыванием всех прежних высших ценностей, то что раньше на протяжении 19 веков было добром теперь определяется Ницше – злом. То, что многие поколения европейцев считали истиной, а истиной европеец считал Бога, альтруизм, сострадание, равенство всех, все это Ницше переворачивает и отрицает, он говорит о «смерти Бога», эгоизме, сострадании как последним грехом человека, неравенстве людей… В акме своего отрицания Ницше отрицает даже саму Истину, говоря вслед за орденом ассасинов, что «Истины нет, все позволено», но вслед за отрицанием Истины, обернувшийся ложью потусторонников, Ницше в качестве «знающего» получает в дар от бога-Диониса, мудрость – новую истину, и она, эта новая истина появляется в мире «мертвого Бога» и «современных идей», в Европе, направляемой роком к нигилистической катастрофе… Правда новой истине являющейся утверждающей престоит еще ожидать появления свободных умов и новых философов, которые бы подвергли критике прежние истины, принимаемые до сих пор как само собой разумеющееся.

    Физиология над теологией, моралистикой, экономикой и политикой
    Физиологические ценности являются у Ницше вещественным выражением Природы в человеке и диагностическим критерием оценки восходящей или нисходящей жизни. Очень интересно, что Ницше первый подошел к оценке морали, идеализма и метафизики с медицинских позиций, будучи филологом, он присоединил к герменевтике текста, еще и медицинскую диагностику тела, эдакую физиологическую герменевтику. Привнесение Природы и физиологии в философию, новаторский шаг Ницше и отличительная черта «Учения Жизни» открывающие новые горизонты для новых, ницшеанских философов и свободных умов.
    Видеть за теологией и болтовней о морали – болезнь и упадок, именно не в метафоре, а в медицинских терминах, вот что должно стать мейнстримом.
    Большая политика
    или
    Дионисийская Европа и сократическая Европа
    В «Ecce Homo» Ницше сказал, что «понятие политики совершенно растворится в духовной войне», т.е. в интеллектуальном противостоянии жизнеутвердительного, трагического миропонимания и пессимистического, или иначе нигилистического, миропонимания. Можно было бы предположить, что в Европе должны существовать две партии, ницшеанская партия и наши оппоненты, несмотря на то, что с момента публикации текстов Ницше, включая «Волю к власти», прошло более ста лет, до сих пор дело не идет дальше литературных штудий ницшевской философии, до сих пор вокруг Ницше много сократовского теоретизирования, вполне возможно, что данное теоретизирование в духе европейского буддизма, и тем не менее эти философские ремесленники очень далеки от привнесения в жизнь Европы ницшевских высших ценностей, они очень далеки от практического ницшеанства и вместо того, чтобы как Чезаре Борджиа добиваться власти над Римом, избегают участия в политике.
    Ницшевская формула «Дионис против Распятого» должна обрести вещественное выражение, в виде ницшеанского движения. Сократическо-христианское морализаторство и уход либо в иллюзорное потусторонее, либо в бескровное теоретизирование, наверное, можно понимать в качестве интеллектуальной жизни современной Европы, мудрецы на европейских кафедрах учат о сне и о добродетели, и до сих пор мало кто говорит о делах, идущих впереди веры и об имморализме…
Lädt...
X